10 лет успешной работы «Фортум» в России: обеспечивая устойчивость трансформации энергетики

В сети появилась информация о том, что Макдональдс уходит с российского рынка из-за санкций введенных ЕС и США. На совершение аналогичного шага решились и другие зарубежные компании. Насколько это правда, читайте далее в нашем материале.

Макдональдс планирует уйти с российского рынка: когда это произойдет

Обновлено: McDonald’s временно закрывает 850 своих ресторанов в России — заявили в компании.

С чего все начиналось?

Информация о том, что Макдональдс «сворачивает» все свою сеть в России не подтвердилась. Однако фейки о закрытии компании появились не на ровном месте. Все дело в том, что по прогнозируемым данным около 40% зарубежных общепитов и магазинов могут прекратить свою деятельность на территории РФ. Эксперты выделяют несколько причин:

  • нарушение авиасообщения с Европой;
  • разрыв логистических цепочек;
  • снижение покупательской способности;
  • введение РФ ответных санкций.

О том, что Макдональдс покинет российский рынок, предположили эксперты. Официальной информации от руководства компании о планах закрыть сеть не поступало.

Между тем, специалисты предполагают, что закроется не только Макдональдс, но и другие западные бренды, такие как «Ашан», «Бургер Кинг» и «KFC».

Если это на самом деле произойдет, то десятки тысяч торговых и производственных площадей будут пустовать. Однако, не все так плохо, как кажется. Помещения, где сейчас работают зарубежные компании, могут занять российские производители.

По словам вице-президента Федерации рестораторов и отельеров России Максима Беляева, то, что иностранные общепиты закроются на территории РФ, никак не повлияет на работу российских ресторанов.

«Заберем имущество!»: Медведев предлагает ответить западу той же монетой

На своей официальной странице ВКонтакте Дмитрий Медведев предложил вариант, как ответить западу на их антироссийские санкции.

По словам вице-премьера, США и ЕС много раз говорили об изъятии имущества россиян, которое находится за рубежом. Так, почему же РФ не может ответить такой же монетой?

Медведев заявил, что нужно национализировать собственность иностранных компаний, которые работают на территории России. Но не в отношении всех, а только ЕС, США и других стран, «играющих по дудочку Америки».

Завершая свою речь, Дмитрий Медведев отметил, что в России есть такой закон, да и опыт имеется богатый. Пока, все только начинается, что будет дальше, покажет время.

Напомним, что ЕС и США ввели санкции в отношении многих российских банков и компаний. В их число вошли такие известные кредитные организации, как Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, а также предприятия «РЖД», авиационные корпорации «Сухой», «Иркут» и другие.

Что известно о закрытии зарубежных общепитов и магазинов в России

В сети появилась информация о том, что Макдональдс, «Ашан», «Бургер Кинг» и «KFC» прекращают свою деятельность на территории России. Однако пока эти сведения руководство компаний не подтверждает. По словам экспертов, предприятия оценивают ситуацию, подсчитывает, сколько они потеряют, если уйдут с российского рынка и, как скоро они смогут найти замену. По расчетам специалистов окончательное решение указанными компаниями будет принято не раньше, чем через 10 дней.

В свою очередь, руководство Макдональдс ранее заявляло о том, что планирует открыть еще несколько заведений в регионах РФ. Что, правда, а что фейк, можно узнать только после публикации официальной информации.

Между тем, уже доподлинно известно, что финская сеть супермаркетов Prisma, которая входит в состав холдинга S-Group, уходит из России.

По официальным сведениям, компания имеет 16 магазинов, которые расположены в Санкт-Петербурге. Ежегодный доход предприятия составлял 8 млрд рублей, а затраты – 350 млн руб. Как пояснили в холдинге, руководству пришлось прийти к такому решению из-за быстро меняющейся бизнес-среды, в которой работать в нынешних условиях просто невозможно.

Иностранные производители заявили, что не планируют уходить из России

Закроется ли Макдональдс в связи с санкциями

Некоторые иностранные производители, реализующие свою продукцию в России, уже заявили о том, что не планируют закрываться и продолжают деятельность в штатном режиме. Среди них оказались Nestle и Danone.

Как пояснили в Nestle, компания свернула производства и закрыла все склады, которые находятся на территории Украины.

В свою очередь, в России делать этого же никто не собирается. Все дело в том, что российский рынок очень перспективный, на котором производитель работает уже не один десяток лет. Поддерживать санкции себе в убыток – глупо.

В Danone отметили, что компания не прекращает и даже не думала останавливать работу в России. Кроме того, все производственные линии действуют в штатном режиме. На сегодняшний день, главной задачей предприятия является обеспечение клиентов должным объемом безопасной продукции.

На запросы журналистов о планах по закрытию своих производств на территории РФ такие иностранные производители, как PepsiCo и Coca-Cola не ответили.

imageФото с официального сайта правительства РФ / government.ru

Новости о планах или даже принятом решении некоторых иностранных инвесторов приостановить либо прекратить свою деятельность в России не могли не вызвать опасений по поводу того, что будет с теми россиянами, которые работали на локализованных производствах, в точках продаж, в сервисах этих компаний и т.д. Если иностранный инвестор выберет самый жесткий вариант полного ухода из РФ, то это, по заявлению первого вице-премьера Андрея Белоусова, будет рассматриваться как умышленное банкротство, и правительство вмешается в ситуацию.

В правительстве РФ проанализировали заявления властей иностранных государств и конкретных компаний, «которые, осуществив огромные инвестиции в локализацию производств, не хотят покидать российский рынок, но сталкиваются сегодня с беспрецедентным политически мотивированным давлением собственных регуляторов», сообщил первый вице-премьер Андрей Белоусов.

При этом сегодня могут появиться предприятия, акционеры которых принимают решение уйти с российского рынка, уточнил он. Так что сейчас есть три варианта развития взаимоотношений с иностранными партнерами, сообщается на официальном сайте правительства.

Первый вариант – компания продолжает полноценную работу в России: «При этом обеспечивается в полном объеме поставка сырья, материалов, комплектующих, необходимых для производственного процесса, выполняются трудовые обязательства перед сотрудниками».

Второй вариант – иностранные акционеры передают свою долю под управление российских партнеров и впоследствии смогут вернуться на наш рынок. «Такой вариант обсуждался с российским предпринимательским сообществом, оно к этому готово, отдельные инвесторы уже воспользовались такой опцией», – пояснил Белоусов.

Третий вариант – когда компания окончательно прекращает работу в России, закрывает производство и увольняет сотрудников. «Мы к этому относимся как фактически к умышленному банкротству, – сказал первый вице-премьер. – В этом варианте мы будем вмешиваться через процедуру ускоренного банкротства, так как абсолютным приоритетом для нас является сохранение занятости и социальное благополучие наших граждан, чтобы добросовестные предприниматели могли обеспечить эффективное функционирование бизнеса».

Белоусов напомнил, что правительство РФ всегда исходило из необходимости конструктивного диалога с иностранным бизнесом и взаимного исполнения взятых сторонами обязательств: «На протяжении многих лет иностранным и совместным предприятиям предоставлялись меры государственной поддержки в расчете на выполнение обязательств по углублению локализации и созданию новых рабочих мест на территории нашей страны».

В кабмине отметили, что все подготовленные меры направлены на поддержку производственной и деловой активности в РФ, сохранение занятости, а также скорейшее восстановление деятельности всех предприятий.

Как уточнила доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Людмила Иванова-Швец, еще один важный момент, какие меры, направленные на создание новых рабочих мест, переобучение и поддержку бизнеса, будут принимать региональные власти. Кроме того, по словам эксперта, важными в данной ситуации могут быть и государственные программы поддержки стартапов и приоритетных направлений бизнеса.

В пятницу Госдума приняла в первом и сразу в третьем, заключительном, чтениях правительственный законопроект по поддержке граждан и бизнеса в условиях санкций. Правительство в 2022 году наделяется полномочиями, обеспечивающими сохранение уровня социальной защиты граждан РФ (см. подробнее “Экономике предстоит очередное импортозамещение”).

Одна из мер поддержки – мораторий на проверки малого и среднего бизнеса на период до конца 2022 года. «Это очень актуальная мера. В условиях, когда бизнес несет убытки, снижается прибыль, идет активная борьба за покупателя, многочисленные проверки различных органов отвлекают материальные и временные ресурсы, – пояснил управляющий партнер коммунникационного агентства B&C Agency Иван Самойленко. – Перенос плановых проверок IT-организаций – стимулирующая мера в рамках развития цифровизации экономики и IT-сектора».

Между тем, бизнес-омбудсмен Борис Титов расширил перечень предложений правительству по мерам спасения малого и среднего предпринимательства и направил соответствующее письмо главе правительства Михаилу Мишустину.

В нем «констатируется, что нарастающий объем внешних ограничений ведет к возникновению дисбалансов в экономике (разрывы цепочек поставок, усложнение расчетов с иностранным контрагентами, изменение характеристик спроса, рост ставок по кредитам, снижение курса рубля)», сообщает пресс-служба омбудсмена.

В этих условиях Титов предлагает ряд мер – перечислим некоторые: предоставить отсрочку по уплате оставшейся части налогов за 2021 год и налогов за первый квартал 2022 года по аналогии с практикой 2020 года; ввести мораторий на повышение кадастровой стоимости недвижимого имущества; понизить до 12% ставку страховых взносов для всех субъектов предпринимательской деятельности независимо от вида деятельности, размера и специальных режимов льготирования (взамен оплату страховых взносов предлагается распространить на все доходы физических лиц, включая дивиденды от предпринимательской деятельности); ввести полный мораторий на уплату всех штрафов и пеней на 3 месяца с возможностью последующего продления; ввести мораторий на выплату основного долга по уже выданным кредитам, сохранив обязательность выплаты процентов, и т.д.

Также есть предложения по исполнению госконтрактов, тарифам ресурсных монополий, аренде госимущества, продаже валютной выручки, амнистии капиталов. Включены и меры, которые должны помочь поддержать занятость: например, предлагается предоставить бизнесу поддержку в виде «выплат для сохранения рабочих мест» сроком на один год на условиях освобождения от обязанности возврата полученных средств в случае сохранения 100% рабочих мест.

Они, наверно, думали, Россия будет и дальше играть по правилам, соблюдать условия контрактов, выполнять решения европейских судов и арбитражей, платить по кредитам, по требованию владельцев бизнеса возвращать активы и компенсировать убытки.

Ага. Сейчас Россия всё бросит и побежит соблюдать. Забудьте.

По многочисленным просьбам коллективного запада Россия отменила старые правила игры. Правил больше нет. Не имеют никакой юридической силы заключённые договоры, подписанные контракты, взятые обязательства. Идёт война. Как уже это успели назвать, «экономическая атомная война». Развязал ее запад и Россия вынуждена отвечать. А воевать русские умеют.

Европейский бизнес думал, что он в любой момент может уйти из России и «зафиксировать прибыль», т. е. вывести капитал и закрыть производства, оставив после себя пустыню. Ан нет. Россия быстро придумала свои правила игры. Хотите уйти? Пожалуйста. Но активы (движимое и недвижимое имущество) оставьте на месте. Можете продать. За рубли, да. Где взять рубли? Купите. По специальному курсу ЦБ для нерезидентов. Ах, невыгодно? Тогда ведите бизнес дальше, вас же никто не гонит. Ах, США требуют? Вот с них свои активы и получите. Привет Байдену.

Вы требуете вернуть самолеты лизингодателям? А если мы их не вернем, то что будет? Ах, в суд подадите. В какой? В европейский? А если мы его пошлем подальше, то что будет? Да-да, чихали мы на ваши суды, можете подавать. Такие теперь правила.

«Бритиш Петролеум» захотела выйти из акций Роснефти? Да пожалуйста. Акции как раз подешевели, самое время покупать. Роснефть по дешевке выкупит свои акции и прибыль больше не будет уезжать в Англию. Спасибо, Бритиш! «Шелл» тоже на выход? Отлично, отдайте акции Газпрому и скатертью дорога. Нет-нет, ваши технологии останутся у нас, мы вам ничего не должны. Контракт засуньте себе в …. Конечно, конечно, вы имеете право обращаться в суд. В европейский. Заодно передайте суду, что мы его видели в гробу в белых тапках.

Нас больше не интересуют ваши кредитные рейтинги, биржевые индексы и неприкосновенность частной собственности. Играйте в эти картонные дурилки сами. В европейских странах есть финансовая гвардия (которая сейчас арестовывает яхты наших миллиардеров). Нам тоже нужна гвардия!

Шустрому европейскому бизнесу, который не хочет работать в России, придется продать за бесценок или подарить все, что он у нас понастроил: Икеи, Ашаны, Леруа Мерлены, сборочные цеха автопрома, автоматизированные линии пищевых предприятий… Это все останется в России и будет работать. Но утечки капитала из страны больше не будет: Запад сам отключил себе эту опцию. Ма-ла-дцы!! (добавлю: хитрая «Кока-Кола» уже заявила, что она никуда не уходит. Считаю, ей надо помочь уйти! И «Макдональдс» – в шею!).

Россия сможет спокойно использовать у себя западные технологии, не обращая внимания на западное патентное право: нас оно не касается. Кстати, Китай давным-давно копировал западные технологии и никому не платил. И как теперь оказалось, очень правильно делал.

А теперь давайте вспомним, что Китай планирует вернуть к родным берегам Тайвань. И при малейшем взвизге Европы он просто наплюет на европейское патентное право и национализирует те промышленные объекты и сборочные площадки, которые пока еще принадлежат европейцам. Не секрет, что вся высокотехнологичная техника собирается в Китае, а доход получает запад. Разве это честно? Китай давно на это зуб точит, ибо «развитые демократии» его достали. Куды тогда бедному европейцу податься? Инвестировать в Россию? Милости просим, но уже на НАШИХ условиях и в нашей юрисдикции.

Пишет автор канала «Квадратура круга» в Яндекс.Дзен

Федеральная антимонопольная служба сообщила (и об этом можно прочесть в ряде СМИ), что до конца текущего года в Закон № ФЗ-57 об иностранных инвестициях в стратегические предприятия могут быть внесены изменения. Поправки позволят, в частности, одобрить сделку двух компаний: немецкой Uniper и финляндской Fortum. Судьба отношений иностранного бизнеса решается в России? По сути дела, да. Сделка еще не состоялась, но эксперты уже спорят о ее возможных последствиях, а также о том, каким образом она может повлиять на газовый проект “Северный поток-2”.

Для начала немного истории. Германская компания E.ON, один из крупнейших в Европе игроков на рынке энергетики, в 2007 году приобрела контрольный пакет акций российского ОАО “ОГК-4”. В июле 2011-го последнее было переименовано в ОАО “Э.ОН Россия”, а в июне 2016-го – в ПАО “Юнипро”.

С 1 января 2016 года из состава E.ON был выделен концерн Uniper, которому достались “углеводородные” активы, в том числе в России. Он получил подземные газовые хранилища в Германии, Австрии и Великобритании, что сделало его нашим стратегическим партнером. Эти резервуары “Газпром” использует в периоды обострения “газовых войн” с Украиной, заранее закачивая туда такие объемы газа, которые позволяют бесперебойно снабжать европейских потребителей.

Германия активно отбивает попытки остановить “Северный поток-2” и показала себя как надежный партнер России в строительстве этого газопровода

Сама же E.ON взяла курс на развитие “чистой” энергетики в рамках проекта правительства Германии, известного как “энергетический поворот”. Он предусматривает постепенный отказ от использования ископаемого углеводородного топлива и переход на возобновляемые источники энергии.

В состав “Юнипро” входят пять тепловых электростанций общей мощностью 11 235 МВт: Сургутская ГРЭС-2, Березовская ГРЭС в Красноярском крае, Шатурская ГРЭС в Подмосковье, Смоленская ГРЭС и Яйвинская ГРЭС в Пермском крае. Заметим, сама компания специализируется на производстве и продаже электро- и тепловой энергии. Почти 84% ее акций принадлежат компании Uniper.

И что важно еще. “Не просто получает от своих российских активов львиную долю прибыли, но и является акционером “Северного потока-2” (СП-2) и владельцем газовых хранилищ в Евросоюзе, – говорит известный экономист Михаил Хазин, академик Международной академии менеджмента. – Тех самых хранилищ, которые могут позволить “Газпрому” вести себя более независимо (то есть в интересах России) в вопросе о газовом транзите через Украину”.

Активы Uniper несколько лет назад заинтересовали корпорацию Fortum, 52,4% капитала которой контролирует правительство Финляндии. Ее штаб-квартира расположена в финском городе Эспоо, но это – активный игрок российского рынка, крупный, авторитетный и влиятельный.

Российская компания “Фортум” входит в дивизион “Россия” корпорации Fortum. “Мы производим электрическую и тепловую энергию на восьми тепловых электростанциях, расположенных на Урале и в Западной Сибири”, – так презентует себя эта организация.

“Начиная с 2017 года Fortum активно пытается поглотить Uniper, причем это поглощение на рынке расценивается исключительно как “враждебное” и “недружественное”, – считает доктор экономических наук Никита Кричевский. – Fortum уже владеет 49,99% немецкой энергокомпании и хочет получить еще 20,5% акций. Уже есть договоренность о покупке такого пакета с миноритарными акционерами Uniper”.

В начале октября 2019 года финская корпорация подтвердила: ею заключены соглашения о приобретении всех акций Uniper, принадлежащих инвестиционным фондам Elliott Management Corporation (Elliott) и Knight Vinke Energy Advisors Limited (Knight Vinke), а также их аффилированным лицам.

В совокупности эти акции составляют упомянутые 20,5% немецкой компании. Доля Fortum в капитале Uniper после завершения сделки может составить 70,5%, а общая сумма инвестиций, по данным финской корпорации, превысит 6,2 миллиарда евро.

“Я рад, что сегодня мы сделали этот важный шаг на пути к созданию лидера в энергетическом переходе Европы. Я убежден, что это создаст привлекательные возможности для обеих компаний и их сотрудников. Для акционеров Fortum сделка означает рост доходов”, – заявил президент и главный исполнительный директор Fortum Пекка Лундмарк.

По мнению аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, эксперта Финансового университета при правительстве РФ Игоря Юшкова, ничего существенного Россия от этой сделки не получит – просто одна иностранная компания покупает другую иностранную компанию.

“Экономических рисков здесь меньше, чем политических, – считает Игорь Юшков. – Fortum давно работает в России, это состоятельная компания, деньги у нее есть. Какого-то банкротства этой компании ожидать не стоит”.

Так почему же “рядовая” сделка привлекла столько внимания экспертного сообщества и вынудила задуматься об изменении федерального законодательства?

Федеральный закон не позволяет другим странам и иностранным госкомпаниям скупать стратегически важные активы России

“В составе российских компаний Uniper есть, в частности, магистральный водоканал на Сургутской ГРЭС-2, который в соответствии с российским законодательством относится к стратегическим активам как объект водоснабжения и очистки, – поясняет Никита Кричевский. – По Закону “О порядке осуществления иностранных инвестиций…” иностранные государства или иностранные компании с 50-процентным и более участием иностранного государства не могут владеть контрольным пакетом в российских стратегических компаниях”.

Uniper является на 100 процентов негосударственным концерном и не подпадает под действие этого закона. А финской компании в данном случае мешает приобретать стратегически важные активы на территории нашей страны то, что она более чем на 50% является государственной. Вот почему роль России для проведения сделки стала очень важной, а ФАС превратилась в ключевое действующее лицо.

Сургутская ГРЭС-2 имеет статус естественной монополии. Она владеет не только станцией водоочистных сооружений, но и артезианскими скважинами. ГРЭС считается самым рентабельным активом “Юнипро”. Компания Fortum подала в ФАС ходатайство на покупку доли в Uniper, но сделка “уперлась” в сургутский водоканал. Эксперты называют его вторичным активом, но по закону это – актив стратегический.

“Это попадает под ограничение 57-го закона (об иностранных инвестициях в стратегические предприятия. – прим. “РГ”), – сообщил журналистам глава ФАС Игорь Артемьев. – Нужно решить эту проблему в законодательстве с тем, чтобы, как я думаю, если доля этого вторичного актива не превышает 1% от совокупной стоимости актива, чтобы комиссия правительственная, которая работает по этому закону, могла дать временное разрешение приобрести больше контроля, отдать на аутсорсинг этот актив и затем вернуться в ту долю, которая ей полагается”.

По словам главы ФАС, это “большой системный вопрос, который требует изменения закона”. Однако эксперты видят риски для России в желании Fortum получить контрольный пакет Uniper. Учитывая политизацию энергетики в последние годы, их просто нельзя не учитывать. Например, Германия зарекомендовала себя на международной арене как последовательное государство.

“Именно Германия в отличие от финнов активнее всех в Европе жестко отбивает все попытки остановить “Северный поток-2”. Uniper является основным лоббистом интересов “Газпрома” в Германии. Этим теперь будет заниматься финская компания?” – задается вопросом Никита Кричевский.

И действительно, Германия уже показала себя как надежный партнер России в строительстве газопровода “Северный поток-2” – того самого, который вызывает столько труднообъяснимой критики со стороны США.

“Мы видим, что под нажимом американцев государства с меньшей экономической мощью обладают и меньшим суверенитетом, поскольку они в большей степени прогибаются под давлением, – говорит Игорь Юшков. – Например, та же Дания, которая никак не может под тем же давлением американцев выдать какой-то ответ по строительству “Северного потока-2″. Она не дает ни отказа, ни согласия на прокладку газопровода в своей акватории”.

Припомнил эксперт и Болгарию, которая в свое время отказалась от строительства “Южного потока”. По странному стечению обстоятельств это произошло после того, как страну посетила делегация американских сенаторов во главе с Джоном Маккейном.

В то же время в июле 2019 года главный исполнительный директор концерна Uniper Андреас Ширенбек встретился с министром энергетики РФ Александром Новаком. Стороны обсудили текущие вопросы двустороннего сотрудничества, в том числе ход строительства газопровода “Северный поток-2”.

“В этой стране (Финляндии. – прим. “РГ”) влияние “зеленых” становится все больше и больше, – указывает и еще на один нюанс Михаил Хазин. – Ну и не забудем, что “зеленые” – это видная часть либерального атлантического лобби, которое активно поддерживает любую русофобскую активность, в том числе украинскую”.

О “зеленых” эксперт заговорил не просто так: Fortum позиционирует себя как ведущая компания в области экологически чистой энергетики. “Мы побуждаем потребителей и общество стать активными участниками изменений, цель которых – сделать мир более чистым”, – говорится на сайте корпорации.

Означает ли это, что финны, купив немецкие активы, начнут наводить на российской земле свой порядок? То есть закрывать “углеводородные” предприятия и открывать энергетически “чистые”? Эксперты скептически относятся к такой возможности. Это ведь бизнес, и вряд ли кто-то начнет уничтожать активы, в которые вложены громадные средства. Но и гарантии, что случится наоборот, тоже нет.

По словам эксперта Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергобезопасности Станислава Митраховича, если финны займут место Uniper в “Северном потоке-2”, то проект будет дополнен еще одной страной-участником.

“Но скептики правы, есть и риски, – считает Станислав Митрахович. – Действительно, на долгосрочную перспективу Fortum будет двигаться к доминированию возобновляемой энергетики. И давить на него “зеленые” силы в Финляндии и в Европе определенно будут”.

По его словам, это создает существенные риски для реализации и дальнейшей эксплуатации “СП-2”. Большой бизнес зачастую идет рука об руку с большой политикой. Случаи с неопределившейся Данией или дрогнувшей Болгарией – не единичные примеры этого.

“Риск того, что финны откажутся от участия в “Северном потоке-2” под давлением США гораздо больше, чем в случае, если бы “Юнипро” владели бы немцы, – такое мнение выразил Игорь Юшков. – Нет, конечно, уверенности, что финны вот сейчас начнут “вставлять палки в колеса” и окажут какое-то влияние на “Северный поток-2″. Такое необязательно, но риск того, что они поддадутся внешнему влиянию, гораздо больше, чем у немцев”.

Есть и еще один принципиальный момент, который неожиданно вскрыла эта сделка. Федеральный закон можно изменить только одним способом: снять упомянутые выше ограничения для всех иностранных компаний, потому что снимать их конкретно для одной-двух компаний запрещено законодательством. Иначе возникнет риск того, что иностранные государства, учредив некие концерны и корпорации, ринутся в нашу страну, скупая стратегически важные и ценные активы.

“С моей точки зрения, это – создание крайне опасного прецедента, поскольку заведомо враждебные нашей стране силы получат и возможность влиять на нашу энергетику (например, закрывать наши угольные станции), и навязывать нам совершенно невыгодные работы по реструктуризации, и, наконец, смогут просто заблокировать и СП-2, и наш доступ к газовым хранилищам в ЕС, чем сильно ослабят нашу позицию в споре с Украиной о газовом транзите”, – считает Михаил Хазин.

Иными словами, делать для единичных конкретных иностранных компаний исключение из общих правил нельзя, потому что тогда решение важных для России вопросов может переместиться из нашей страны за границу. Причем принимать эти решения формально будут даже не политики, а бизнесмены, например, члены совета директоров.

По мнению экспертов, основные правила изменять нельзя, иначе это подорвет доверие потенциальных инвесторов. А заключаются они в следующем: все инвесторы должны получать одинаково привлекательные условия и ко всем ним должны применяться одни и те же требования российского законодательства. Российским властям еще предстоит принять взвешенное решение, отвечающее интересам нашей страны.

Экономика Отрасли Ресурсы Правительство ФАС imageПРЕСС-СЛУЖБА КОМПАНИИ По мнению вице-президента корпорации Fortum Александра Чуваева, инвестиции в проекты ВИЭ превращаются из редкого инструмента, понятного лишь профессиональным участникам отрасли, в привлекательный для суверенного фонда механизм

У трёх действующих в Ростовской области ветропарков сменился собственник. Вместо Фонда развития ветроэнергетики (ФРВ, создан ГК «Роснано» и ПАО «Фортум») ими теперь владеют Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и финская Fortum, сообщили в пресс-службе компании. Здесь уточнили, что сделка осуществлена в рамках создания одного из крупнейших в РФ игроков в сфере возобновляемой энергетики.

В 2020 году ФРВ запустил на Дону три ВЭС — Сулинскую, Каменскую и Гуковскую (по 100 МВт каждая). Станции стабильно осуществляют поставки на оптовый рынок энергии и мощности (ОРЭМ). В пресс-службе ПАО «Фортум» объяснили, что на новом этапе управлять этими ВЭС будет совместное предприятие РФПИ и Fortum (ведущей энергетической компании в Северной Европе), а «Роснано» фактически выходит из этих проектов.

«РФПИ и Fortum создали СП для инвестиций в сектор возобновляемой энергетики России. ВЭС были построены в полном соответствии с требованиями по локализации. Выручка электростанций гарантирована в рамках долгосрочных договоров поставки мощности», — отметили в пресс-службе.

«Инвестиции в проекты с защищённой долгосрочной доходностью являются одним из наших приоритетов, — говорит гендиректор РФПИ Кирилл Дмитриев. — Партнёрство с Fortum для совместных инвестиций в сектор возобновляемой энергетики направлено на создание крупнейшего игрока в перспективной отрасли российской экономики».

В пресс-службе «Роснано» подтверждают информацию о выходе из действующих ветроэнергетических проектов. «ФРВ изначально создавался с возможностью продажи определённых активов для реинвестирования в обширную инвестпрограмму, — объясняют в ГК. — Получение дохода от владения ветропарками не соответствует стратегии “Роснано”»

При этом «Роснано» продолжает участвовать в проектах строительства ВЭС, ранее заявленных представителями ФРВ. На Юге такие станции в ближайшие годы заработают в Ростовской, Волгоградской и Астраханской областях.

Сумму сделки стороны не называют. По данным «Коммерсанта», сумма сделки только по донским объектам может составить 21 млрд рублей. С этой оценкой согласился аналитик компании «ВТБ Капитал» Владимир Скляр. «Это — примерно тысяча долларов за киловатт установленной мощности — конкурентная цена для новой генерации в России с учётом затрат на проект», — заявил эксперт изданию после того, как 30 ноября 2020 года совет директоров ПАО «Фортум» предварительно одобрил выкуп доли «Роснано» в действующих ветропарках. Сама сделка, как утверждают в компании, состоялась 31 декабря 2020 года.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий