Пашинян окончательно предал Россию – Армения уходит к НАТО

Политика{short-story limit=”840″}Новости СМИ2 Ctrl Enter Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter Добавить в мою ленту Обсудить (0) Мы в Ссылки по теме: Что скрывают США: Альгис Микульскис об американских биолабораториях на Украине и не только Партизаны Одессы объявили войну местным националистам Отстал от реальности: Зеленский призвал Россию к честным переговорам «Мы не рабы»: Пакистан отказался поддержать США в давлении на Россию Яков Кедми предрек уничтожение аэродромов НАТО в случае их использования украинской авиацией… Читайте также: {related-news}27/02/2022 20:38 image Крис Хеджес – журналист, лауреат Пулитцеровской премии, 15 лет в “Нью–Йорк Таймс” от начальника Ближневосточного бюро до начальника Балканского бюро газеты. Dallas Morning News, Christian Science Monitor и NPR.  ИсточникНовостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.

Оказать финансовую помощь сайту E-News.su

           Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)В Мире / Политика / ИнопрессаВернуться назад +

Похожие новости

  • 19 октября 2021 г.
  • Мнения
  • Общество
Фото Mosa’ab Elshamy / AP / TASS

Прекращение работы российской миссии при НАТО — тревожный сигнал. Очевидно, что инструменты, призванные укреплять международную безопасность, обесцениваются один за другим, а подходящей замены им нет, считает руководитель группы стратегических оценок ИМЭМО РАН Сергей Уткин

Об отношениях России и Запада в последние годы нередко говорят, что улучшению будет предшествовать дальнейшее ухудшение. Действительно, оснований для оптимизма немного. В декабре 2020 года группа российских и западных экспертов отметила, что снижению рисков военной конфронтации между Россией и НАТО в Европе помогло бы восстановление прямых контактов на разных уровнях, а также сохранение Договора по открытому небу (ДОН).

На практике все движется в противоположном направлении. Из ДОН Соединенные Штаты и Россия вышли, а сильно урезанные, но все же номинально сохранявшиеся военно-дипломатические контакты России и НАТО прекращаются с ноября. По каждому такому решению у сторон находятся аргументы, почему они не могли поступить иначе, вынужденно реагируя на действия оппонента. Инструменты, призванные укреплять международную безопасность, обесцениваются один за другим, а подходящей замены им не видно. То, что поначалу могло выглядеть отдельными происшествиями, приобретает системный характер.

Взаимное разочарование

Искренность заявлений о готовности к сотрудничеству со стороны как НАТО, так и России вызывала вопросы и в лучшие времена. Однако, несмотря на всплески взаимного недовольства, в конце прошлого — начале этого века было сделано немало шагов, создававших основу для совместной работы. Совет Россия — НАТО с рабочими группами по отдельным направлениям, учения, общение военных, казалось, постепенно вытесняли настрой на конфронтацию. Все это составляло ту самую «обычную практику», которую страны НАТО не сочли возможным сохранять в контексте украинского кризиса 2014 года. Претензии к российской политике копились и ранее, но именно тогда приобрели новое качество. Вместо непростого, но важного партнера в России, как до этого в Советском Союзе, стали видеть основную угрозу безопасности, которой НАТО призвана противостоять. Содействовать альянсу в этом нелегком деле российская сторона, понятно, не хотела. Оставалось обмениваться разногласиями и стараться избегать непреднамеренных инцидентов. 

Реклама на Forbes Материал по теме

Для России процесс взаимодействия с НАТО был всегда сопряжен с обещанием трансформации этой организации в нечто более подходящее для мира, где холодная война осталась в прошлом и необходимо сконцентрироваться на новых, общих для всех вызовах вроде борьбы с терроризмом. Альянс действительно менялся, хотя целый ряд стран, вступивших в НАТО в новых политических обстоятельствах, в первую очередь все же интересовали гарантии безопасности в отношении России. События 2014 года, да и конфликт с Грузией в 2008-м эти «традиционалисты» трактуют как полное подтверждение своих опасений. У российской власти к этому времени, по-видимому, окрепло убеждение, что, за исключением отдельных нишевых тем, с НАТО «каши не сваришь».

В России НАТО нередко называют «рудиментом холодной войны», однако в условиях таких отношений в Евроатлантике, которые напоминают именно холодную войну, рудиментарными оказались как раз механизмы сотрудничества, рассчитанные на совсем другую, менее токсичную международную атмосферу. 

Китайский вызов

В США, ключевой стране НАТО как в военном, так и в политическом отношении, почти не осталось сомнений, что в ближайшие десятилетия им и их союзникам предстоит соперничать с Пекином. Хотя еще недавно Китай официально не попадал в поле зрения НАТО, ситуация меняется буквально на глазах. То же наблюдается и на уровне отдельных стран, входящих или не входящих в НАТО, но считающих тесные отношения с США приоритетными для себя. Недоверие к не зачисленным в «свой круг» странам, которое еще недавно в условиях глобального мира выглядело неоправданной паранойей, становится стандартным для западного политического мейнстрима. В этом контексте вопрос об отношениях с Россией приобретает новый оттенок. 

Материал по теме

Россию на Западе все чаще видят то ли потенциальным, то ли уже состоявшимся союзником Китая. Предложения вбить клин между КНР и Россией звучат, но практическая политика скорее исходит из причисления нашей страны к «чужому кругу». 

То, что еще недавно было нормой дипломатического присутствия и международного взаимодействия, начинает трактоваться как угроза безопасности. Структуры НАТО, в какой-то момент представлявшиеся открытыми к сотрудничеству с большинством стран мира, почти инстинктивно закрываются от «стратегических оппонентов».

Смутное будущее

При всех усилиях альянса по обеспечению сплоченности своих рядов организация по-прежнему состоит из государств, с которыми Россия может развивать двусторонние отношения, пусть в нынешних обстоятельствах и не в военной области. Ведь и СССР поддерживал связи со странами «агрессивного блока», не стремясь при этом к прямым контактам с его военно-бюрократическими структурами.

Конфликт в Донбассе и общее плачевное состояние российско-украинских отношений на фоне глобальных раскладов великих держав могут выглядеть маргинально, но для стран НАТО это ключевой показатель состояния отношений с Москвой. Отсутствие прогресса в урегулировании понимается как нежелание России что-либо менять. 

При этом обе стороны видят альтернативное, лучшее будущее весьма туманно. Пока альтернатива выглядит как заведомо несбыточное предложение вернуться в прошлое или, скорее, его идеализированный образ, где не было некоторых конфликтов и было больше сотрудничества. Мир меняется, американо-китайское противостояние оказывает на него влияние большее, чем характер отношений России и НАТО. Сложившийся в середине прошлого века трансатлантический альянс пока скорее содействует биполярному разделению на американский и китайский лагеря, которое для России, да и для многих европейских стран отнюдь не выглядит удачным решением. Как и любой другой, опыт сотрудничества России и НАТО может пригодиться в будущем, но вряд ли будет в точности воспроизведен. В ту же реку дважды не войти.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

12.01.2022 00:07 3248 Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком Shutterstock.com Вопрос-ответ Что такое НАТО и кто туда входит? «Я также не помню, чтобы видел хоть один фильм или сериал, где русские были бы положительными, а западные персонажи — отрицательными. Западная культура продвигает США и западных европейцев как нечто безусловно хорошее. И культивирует при этом образ России и россиян как нечто однозначно злое, подлое и примитивное. Мы искажаем реальность, изображая ее главным злодеем, а США и Запад — безупречными защитниками демократии», — приводит слова норвежского генерала радио Sputnik.

По мнению Моода, необходимо действовать иначе: «Может быть, НАТО и вправду стоит больше сосредоточиться на обороне и открыть двери для всех, включая Россию, призвав своих членов отказаться от баз и ядерного оружия за пределами собственной территории? Если не начнем мыслить иначе, мы, скорее всего, быстро придем к еще большим конфликтам и войнам как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе».

Идея о членстве нашей страны в НАТО отнюдь не является ноу-хау норвежского генерала. Впервые эта тема обсуждалась еще 70 лет тому назад, причем по инициативе Советского Союза.

«Держать Советский Союз вне, американцев — внутри, а немцев — в подчиненном положении»

Сразу после окончания Второй мировой войны страны Запада, в первую очередь США и Великобритания, взяли курс на уменьшение влияния СССР в мире. Речь Уинстона Черчилля в Фултоне, фактически провозгласившая начало холодной войны, стала прологом к активным действиям.

Операция «Немыслимое-1945». Как союзники готовились напасть на СССР

17 марта 1948 года пять западноевропейских государств — Бельгия, Великобритания, Люксембург, Нидерланды и Франция — заключили так называемый Брюссельский пакт, ключевым положением которого было создание «коллективной самообороны». В качестве возможного агрессора рассматривалась Германия в случае возвращения к власти милитаристов, однако в первую очередь в качестве противника рассматривался СССР.

4 апреля 1949 года 12 стран, среди которых были подписанты Брюссельского пакта, США, Канада, а также Дания, Италия, Норвегия, Португалия и Исландия, заключили Североатлантический договор. Его антисоветская сущность не скрывалась ни тогда, ни сейчас.

Первый генсек НАТО Исмэй Гастингс формулировал цель существования организации довольно лаконично: «Держать Советский Союз вне, американцев — внутри, а немцев — в подчиненном положении».

Во время празднования 65-летия НАТО тогдашний генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил: «Шестьдесят пять лет назад в этом месяце НАТО была создана в опасном мире. В то время как тень СССР сгустилась над Европой, 12 стран по обе стороны Атлантики объединились для защиты своей безопасности и главных ценностей: свободы, демократии, прав человека и главенства закона».

«Не стоит ли тогда и нам присоединиться к НАТО?»

Поистине, это было благороднейшее объединение: вчерашние союзники СССР по борьбе с нацизмом (США, Великобритания, Канада) вместе с теми, кто состоял в союзе с Третьим рейхом (Италия), а также с теми, чья независимость была оплачена кровью советских солдат (Норвегия), готовились покончить с «опасными большевиками». Со страной, которая не только внесла наибольший вклад в победу над фашизмом, но и понесла в этой борьбе тяжелейшие потери, несопоставимые с потерями других европейских государств.

При этом Североатлантический альянс не был ответом на аналогичные действия СССР: просоветского военного блока в Европе на тот момент не существовало.

Но западные дипломаты в беседах с советскими коллегами настаивали: НАТО носит исключительно оборонительный характер и думает только о «защите мира».

Когда в 1952 году в НАТО включили Турцию, снова заявив о мирном характере организации, Иосиф Сталин в привычном для себя ироничном тоне заметил: «Не стоит ли тогда и нам присоединиться к НАТО?»

Легендарный советский дипломат Андрей Громыко не раз публично заявлял: «Если бы этот пакт был направлен против возрождения немецкой агрессии, СССР сам бы присоединился к НАТО».

Долгая дорога в НАТО. Почему ее не одолел ни СССР, ни Российская Федерация?

Советская нота и западный ответ

Громыко и стал идейным вдохновителем попытки Советского Союза вступить в НАТО, которая имела место в 1954 году.

31 марта 1954 года правительство СССР отправило официальную ноту с просьбой о приеме в Североатлантический альянс. В документе говорилось: «Организация Североатлантического договора перестала бы быть замкнутой военной группировкой государств, была бы открыта для присоединения других европейских стран, что наряду с созданием эффективной системы коллективной безопасности в Европе имело бы важнейшее значение для укрепления всеобщего мира».

Ответ Запада был исчерпывающим: «Нереальная природа предложения не заслуживает обсуждения». Впрочем, США готовы были рассмотреть такую возможность в случае отказа СССР от баз на Дальнем Востоке, вывода советских войск из Германии и Австрии, подписания Москвой ряда договоров об ограничении вооружений на западных условиях. При этом «коллективный Запад» никаких обязательств на себя брать не собирался.

Называя вещи своими именами, СССР предложили капитуляцию сродни той, на какую пошел впоследствии Михаил Горбачев, а затем Борис Ельцин. Но советские руководители 1950-х, несмотря на массу недостатков, идиотами не были.

9 мая 1955 года в НАТО приняли Западную Германию. То есть в нарушение всех прежних договоренностей стран-членов антигитлеровской коалиции сделали членом военного блока страну, ставшую инициатором Второй мировой войны.

Спустя пять дней после принятия Западной Германии в НАТО Москва сделала ответный ход: СССР и социалистические страны создали Организацию Варшавского договора по обеспечению мира и безопасности в Европе. Советский альянс, как ни крути, был лишь ответом на действия Запада.

Что такое Организация Варшавского договора и какие страны в неё входили?

Большая цель Ельцина

Распад социалистического блока и СССР породил новую реальность. Уже в декабре 1991 года президент России Ельцин отправил в НАТО обращение, объявив вступление в Североатлантический альянс одной из целей своего внешнеполитического курса.

В России начала 1990-х действительно обсуждалась идея членства в НАТО, но общий фон был негативным. Да и не было внятного ответа на логичный вопрос: если холодная война закончилась, то для чего нужен блок, который некогда был против коммунистического Советского Союза?

Сегодня из опубликованной переписки западных дипломатов становится понятно: и в США, и в Европе отлично понимали, что любое расширение НАТО на восток Москва будет воспринимать крайне негативно. Все основные российские политические силы видели в этом враждебные действия по отношению к России, и в Вашингтоне об этом прекрасно знали.

Согласие на вступление России в НАТО могло изменить всю историю международных отношений, но Запад счел, что логичнее действовать на правах победителя в холодной войне, то есть игнорируя мнение Москвы в этом вопросе вообще.

Воздушная война. Как СССР уничтожал самолёты НАТО

«Может быть, посмотреть на такой вариант, что Россия вступит в НАТО»

Сегодня в это трудно поверить, но свою карьеру в качестве президента Владимир Путин начинал как политик с весьма прозападными взглядами.

Будучи еще и. о. главы государства, в начале 2000 года в интервью Би-би-си он сказал, что рассматривает возможность членства России в НАТО: «Почему нет? Я не исключаю такой возможности — в том случае, если с интересами России будут считаться, если она будет полноправным партнером».

Та же тема обсуждалась и на переговорах с президентом США Биллом Клинтоном. В 2017 году Путин вспоминал об этом так: «Я в ходе дискуссии сказал: „Может быть, посмотреть на такой вариант, что Россия вступит в НАТО“. Клинтон ответил: „Я не против“. Но вся делегация очень занервничала».

Учитывая то, что все это происходило уже после военной агрессии НАТО против Югославии, жест Путина был весьма широким. Можно даже сказать, что он шел против мнения большинства россиян, полагая, что отношения с Западом чрезвычайно важны для будущего России.

Как менялось отношение к НАТО за 10 лет? Инфографика

«У нас есть справедливое право откровенно спросить: против кого это расширение?»

В 2004 году произошло так называемое «пятое расширение НАТО». В блок включили уже не только бывшие соцстраны, но и бывшие республики СССР: Литву, Латвию и Эстонию.

Мнение и интересы России учитывать никто не собирался, отделываясь общими словами о «партнерских отношениях».

В знаменитой Мюнхенской речи 2007 года Путин с горечью констатировал: «Процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе. Наоборот, это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. И у нас есть справедливое право откровенно спросить: против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления?.. Сейчас же нам пытаются навязать уже новые разделительные линии и стены — пусть виртуальные, но все-таки разделяющие, разрезающие наш общий континент. Неужели вновь потребуются долгие годы и десятилетия, смена нескольких поколений политиков, чтобы „разобрать“ и „демонтировать“ эти новые стены?»

Речь президента России на Западе посчитали агрессивной. Но Путин лишь назвал вещи своими именами, перестав делать вид, что нашу страну устраивает подобное положение.

Ответом Запада стало в 2008 году грузинское нападение на Южную Осетию, осуществленное армией, подготовленной при помощи инструкторов НАТО и оснащенной вооружением стран Альянса. Атака на Цхинвал была первым открытым военным вызовом, брошенным России. И этот вызов был принят.

Примирительная идея норвежского генерала нереалистична всего по одной причине: Североатлантический альянс, созданный для противостояния СССР, всегда видел врага и в России. Врага, который так нужен политикам и коммерсантам, ведь образ «угрозы» легко разыгрывать и на выборах, и при распределении бюджетов.

Следующий материал

Как и ожидалось, никакого прорыва не случилось. Наши принципиальные озабоченности – такие как нерасширение альянса и откат его инфраструктуры на позиции 1997 года, а также отказ от размещения ударных систем близ границ России были проигнорированы.

На это Владимир Путин обратил внимание президента Франции Эммануэля Макрона во время телефонного разговора. Как подчеркнул российский лидер, мы внимательно изучаем полученный ответ. Его содержание опубликовано не будет, по просьбе США. Но уже понятно, что дальнейший серьезный разговор, если, кончено, состоится, возможен только по второстепенным темам. Но нужен ли он нам? Или любой диалог полезен?

«Большинство из нас помнит речь Владимира Путина, которую он произнес на этом месте в Бундестаге на немецком языке фактически спустя несколько дней после 11 сентября 2001 года. Я тогда тоже слушал его речь», — вспоминает председатель Христианско-демократического союза Германии Фридрих Мерц.

Новый глава христианских демократов, ярый трансатлантист Фридрих Мерц неожиданно признался: он сожалеет, что предложения Путина, прозвучавшие 25 сентября 2001 года с трибуны в Бундестаге, не были услышаны. Российский президент тогда призвал к созданию неделимой системы безопасности в Европе, где никто никому бы не угрожал.

«Сегодня мы должны раз и навсегда заявить: с холодной войной покончено! Мы понимаем это так, что без современной, прочной и устойчивой архитектуры безопасности нам никогда не создать на континенте атмосферу доверия. А без атмосферы доверия не может быть единой Большой Европы!» — заявил Владимир Путин.

“В Болгарии и Румынии появляются так называемые легкие американские передовые базы по 5000 штыков в каждой. Получается, что НАТО выдвигает свои передовые силы к нашим государственным границам”, — сказал Владимир Путин.

2007. Знаменитое выступление Путина на Мюнхенской конференции по безопасности. Отношения с западными странами пока еще почти безоблачные, но военная инфраструктура НАТО неумолимо движется на Восток.

«Против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления? Хотел бы привести цитату из выступления Генерального секретаря НАТО господина Вернера в Брюсселе 17 мая 1990 года. Он тогда сказал: «Сам факт, что мы готовы не размещать войска НАТО за пределами территории ФРГ дает Советскому Союзу твердые гарантии безопасности». Где эти гарантии?» — сказал Владимир Путин.

15 лет прошло! Не это ли имел в виду президент России, когда недавно говорил о попытках западных партнеров «заболтать» законные российские требования.

«Надули. Просто нагло обманули — пять волн расширения НАТО. Мы, что ли, пришли туда — к границам США или к границам Великобритании? К нам пришли. Вы должны нам дать гарантии, вы — и немедленно, сейчас, а не забалтывать это десятилетиями», — сказал Владимир Путин.

Понимают ли в США обоснованность российских требований: нерасширение НАТО, отказ от установки ударных систем вблизи наших границ? По всей видимости, понимают. Журнал Time публикует статью под заголовком «Россия десятилетиями предупреждала об Украине. Запад должен был прислушаться». Автор — уважаемый эксперт по России и постсоветскому пространству Анатоль Ливен.

«У России, как и у Соединенных Штатов, есть набор представлений о жизненно важных интересах в сферах внешней политики и безопасности. В России они уходят корнями в национальную историю и культуру и разделяются значительной частью населения. К ним относятся недопущение враждебных военных союзов по соседству с Россией и защита политической позиции и культурных прав русских меньшинств».

Но вот идеологически признать, что у России, огромной ядерной державы, вообще могут быть свои интересы — на Западе как будто не в состоянии. На прошлой неделе был вынужден подать в отставку командующий ВМС Германии. Он всего лишь констатировал: Крыма Украине не видать, а Россия и ее президент требуют уважения, которого вообще-то и заслуживают. На этой неделе скандал вызвал президент Хорватии.

«Украине нет места в НАТО. Когда Украина сменила власть, то это было движение, какое угодно, только не демократическое, это был государственный переворот. Все это происходит у России в прихожей. Нужно прийти к соглашению, которое будет учитывать интересы безопасности России», — заявил президент Хорватии Зоран Миланович.

В случае конфликта Миланович отказался помогать НАТО. Хорватский МИД, оправдываясь перед партнерами, придумал удивительную формулировку. Президент говорит не за Хорватию, а за себя лично.

Так или иначе, а заявления о фактически нулевых шансах Украины войти в Североатлантический альянс сейчас звучат на самых разном уровнях. Вот и глава комитета Бундестага по обороне призналась.

«Я считаю, что вступление Украины в НАТО на данный момент исключено», — заявила председатель комитета Бундестага ФРГ по обороне Мари-Агнес Штрак-Циммерман.

Так что же такого неприемлемого, по мнению США и их союзников, тогда предлагает Россия?

«Наши предложения, которые были 15 декабря переданы американцам и натовцам, они могут казаться запредельными, только если оценивающий эти предложения эксперт исходит из того, что «ну, американцы же уже все тут забрали вокруг вас, чего вы тут начинаете еще как-то суетиться, дергаться, давайте смиряйтесь с тем, что есть, и ограничьтесь каким-то минимумом». Вы понимаете, мы хотим, чтобы с нами работали честно», — сказал глава МИД Сергей Лавров.

В среду США, через посла в Москве, передали письменный ответ на российские требования.

«Значит ли это, что в документе вы сообщаете русским, что слово «нет» является ответом на их требования о нерасширении НАТО, о не включении в альянс Украины и об откате военной инфраструктуры из Восточной Европы?»— задал вопрос Мэтт Ли.

«Изменений нет и не будет», — ответил Энтони Блинкен.

Серьезный разговор возможен, но только по второстепенным темам, резюмировал содержание документа Лавров. Свои бумаги передали и натовцы.

«Мне было немножко стыдно за тех, кто эти тексты писал», — отметил Сергей Лавров.

Слишком уж они были исполнены духом исключительности и особой миссии Североатлантического альянса. Впрочем, насладиться стилем общественность так и не смогла. Оба ответа США и НАТО так и не были опубликованы.

«Мы считаем, у дипломатии будет больше шансов на победу, если мы создадим возможность для конфиденциальных переговоров», — заявил Энтони Блинкен.

«Не хотят, чтобы их за какие-то формулировки могли бы прижать. Другими словами, да. Чтобы другая сторона могла бы ухватиться за какую-то формулировку: отказ или согласие. И затем этим делом оперировать. Сейчас оперировать нечем. Если вы ничего не опубликуете, то вы можете говорить что угодно, а в документе, там может содержаться совсем другое», — поясняет директор Фонда изучения США им. Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев.

Впрочем, «прижать» американцев и их союзников сложно даже, когда текст на руках.

«Неразмещение вооруженных сил, вооруженных систем на Украине — это то, что записано в Минских соглашениях, под которыми стоит подпись тоже Соединенных Штатов, поскольку этот документ утверждался в ООН. США голосовали за Минские соглашения», — отмечает политолог Вячеслав Никонов.

Вот она, резолюция 2202. Члены Совета Безопасности ООН единогласно одобрили «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений». Смотрим пункт 10: «Вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. Разоружение всех незаконных групп».

Сейчас же Украину западные страны продолжают накачивать оружием, отправляют иностранных инструкторов. Что это, как не прямое нарушение резолюции Совета Безопасности ООН? И это не единственный пример. Обязательства не укреплять свою безопасность за счет безопасности других стран, чем все последние годы и занимаются США и НАТО, в свое время были закреплены сразу в двух декларациях ОБСЕ: в Стамбульской и Астанинской.

«Я сегодня направляю официальный запрос всем моим коллегам с прямым обращением официально объяснить, как они собираются выполнять в нынешних исторических условиях обязательства, под которыми их страны подписались на высшем уровне. Это принципиальные вопросы. Прежде чем обсуждать отдельные практические аспекты европейской безопасности, мы хотим посмотреть на то, как Запад, я хотел сказать, будет изворачиваться на этот раз, но я надеюсь, что они по-честному ответят, что они имеют в виду, когда выполняют эти договоренности исключительно только в одностороннем ключе, который выгоден им», — заявил Сергей Лавров.

Но что же выгодно США? Бесконечное нагнетание напряженности, распространение фейков о российском вторжении? Казалось бы, уже давно пора сказать: «Горшочек, не вари». Но эта информационная каша заполнила все западные СМИ.

Маргарита Симоньян: «Будет ли война?»

Сергей Лавров: «Если это зависит от Российской Федерации, войны не будет, мы войн не хотим. Но наступать грубо на наши интересы и игнорировать наши интересы мы тоже не позволим».

Положение вроде бы патовое: Россия терпеть нынешнее положение дел более не может, для США и НАТО же принятие основных пунктов российских требований — публичная демонстрация собственной слабости. Но так ли это на самом деле? В своей статье для журнала «Тайм» Анатоль Ливен подсказывает, как западные страны могли бы выполнить требования Москвы по гарантиям безопасности, не теряя лица:

“Есть три возможных элемента компромисса с Россией, два из которых Запад фактически уже допускает. Первый — либо договор о нейтралитете, либо мораторий на 10 или 20 лет на членство Украины в НАТО. Запад от этого ничего не теряет. Второй элемент — это возврат к Соглашению об обычных вооруженных силах в Европе, ограничивающему силы НАТО в Восточной Европе и российские силы на прилегающих территориях. И третий элемент — гарантированная международным сообществом автономия демилитаризованного Донбасса в составе Украины, согласно Минским соглашениям 2015 года, заключенным при посредничестве Германии и Франции, но фактически отвергнутым Украиной”.

Вот только хватит ли у США, Франции и Германии политической воли для того, чтобы принудить Украину к исполнению Минских договоренностей. В среду в Париже на уровне политсоветников возообновились переговоры в нормандском формате. Разговор шел более 8 часов.

Пока прогресс, как признался представляющий нашу страну на переговорах Дмитрий Козак, фактически нулевой. Вопрос, изменится ли что-то за предстоящие две недели. В середине февраля, как раз в Берлине, ожидается, пройдет новая встреча. Обсуждать на ней планируют организацию выборов в органы самоуправления в Донбассе.

Что же касается предложений России по безопасности и ответов на них со стороны США и НАТО, то решение о наших дальнейших шагах будет принимать Владимир Путин. В пятницу президент провел совещание с постоянными членами Совета безопасности России.

«Министерство иностранных дел России подготовило проект обновленной редакции Концепции внешней политики Российской Федерации. Этот документ, конечно, относится к категории документов стратегического планирования. МИД России учел здесь последние изменения, происходящие в мире, в том числе здесь отражены существенные изменения, произошедшие в международной политике за последние пять лет», — заявил Владимир Путин.

Другими словами, Россия уже адаптирует свою внешнюю политику к текущим реалиям.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий